Тема дня

«Искренне мы смеялись много лет назад»

Автор: Ника АНТОНОВА 05 Октября 2012 PDF Печать E-mail

Смоленские губернские ведомости

 

Разговор о смешном с абсолютно серьёзными лицами вели Аркадий Арканов и Анатолий Трушкин

Встреча с мэтрами сатиры и юмора началась с невинной шутки. Писатели попросили перенести общение с журналистами на несколько часов вперед, что сотрудники пресс-центра кинофестиваля «Золотой Феникс» и сделали, обзвонив все СМИ. Через полчаса, когда в расписании появилось новое время пресс-конференции, Аркадий Арканов с недоумением спросил: «А вы и вправду отложили встречу? Мы же пошутили». Видя ошарашенные лица людей, отвечающих за общение звезд с журналистами, Аркадий Михайлович не стал их долго мучить: «Это я сейчас пошутил, не волнуйтесь».

 

 

В кино через копчик

Гости, предвосхитив вопрос о цели их приезда на кинофестиваль, сразу сказали так:

Анатолий Трушкин: Я как драматург написал очень много сюжетов для киножурнала «Фитиль», комедий, сам снимался в качестве артиста.

Аркадий Арканов: А вот у меня со сценариями ничего не получалось, все они были «зарублены». Есть только один мультфильм - «Очень синяя борода». Что касается моего участия в съемках...

Это были 1975-78 годы, мой друг Василий Аксенов написал сценарий к фильму «Центровой из поднебесья», где меня попросили сыграть роль спортивного комментатора. Еще я играл роль итальянского мафиози в фильме «Очень важная персона». Там был эпизод, где я должен был скакать на лошади. Ко мне подвели животное. Я впервые видел лошадь, так сказать живьем.

Мне пообещали, что она спокойная. С помощью табуретки забрался ей на спину, взял в руки поводья и погнал. Ну, как погнал… тронул, а она пошла. Все было неплохо. В это время по сценарию (снималась сцена охоты. - Прим. автора) вокруг послышалась стрельба. Лошадь испугалась, перешла на галоп и помчалась в лес. Я не знал, что делать, обнял ее за шею, чтобы не упасть. Понимал, если она забежит в лес, мне голову снесет какой-нибудь веткой. Но она добежала до леса и остановилась. Все ринулись ко мне, а режиссер говорит: «Дубль, дубль». И таких дублей было восемь. После того как съемки закончились, я в течение трех месяцев не мог ходить, отбил себе копчик. Вот, собственно говоря, на этом моя актерская деятельность так и закончилась, не начавшись.

- Вам давно было смешно в кино?

Аркадий Арканов: Искренне я смеялся много лет назад. Сейчас мне смешно уже совсем по другим причинам.

Смоленские губернские ведомости

О «Фитиле», глупых шутках и шепелявых актёрах

- Как вы относитесь к «Ералашу» Он чем-то схож с «Фитилем»?

Анатолий Трушкин: У меня там прошло два-три сюжета. Могло бы и побольше…

Аркадий Арканов: У меня тоже самое. Жаль, такой популярности, какая была у этого киножурнала, сейчас нет. В чем причина – сказать сложно. Время, может быть, другое. «Ералаш» можно назвать детским вариантом «Фитиля».

- Расскажите о «Фитиле»…

Аркадий Арканов: Я расскажу о том времени, когда им руководил Михалков-старший. Он был худруком, главным редактором и вообще, хозяином журнала. В каждом номере обязательно был какой-нибудь сюжет, связанный с творчеством Михалкова. Либо стихотворение, либо что-то еще, он всегда присутствовал в авторах. Однажды проходило собрание Союза писателей, на котором обсуждалась следующая тема: в разных журналах редакторы бесконечно публикуют собственные произведения. Вел собрание сам Михалков. Зашла речь о том, что в журнале «Октябрь» как раз вышел роман «Щит и меч», автором которого был его редактор. «Вот если бы не было такой практики, - сказал Михалков, - то и щит был бы понадежнее, и меч поострее». Ему из зала говорят: «А «Фитиль», Сергей Владимирович?» Он задумался и, глядя на собравшихся, ответил: «Глупая и неуместная шутка».

- Нужен ли «Фитиль» сейчас?

Аркадий Арканов: Сегодня нужен другой «Фитиль» и в другое место. А тот... Тот «Фитиль» сейчас бессмысленен.

Почему всё чаще свои монологи стали читать сами авторы, а не актёры?

Аркадий Арканов: Мы пришли к выводу, что актеры, такие, как были раньше, глубокие, настоящие, кончились. Сейчас напишешь какой-нибудь рассказ или монолог, дашь его современному актеру, а он не донесет смысла, будет только нажимать на то, что мы называем репризой – лишь бы вызвать смех. Если герой рассказа заикается, то у сегодняшних актеров он еще и шепелявит, и хромает. Теряется смысл. Так и возникла такая вот полупрофессия автора-исполнителя.

Анатолий Трушкин: Авторские интонации интереснее слушать. Ну и гонорары не последнюю роль играют…



Добавить комментарий


Защитный код
Обновить