Тема дня

Продавец всегда не прав

Автор: Анна ЗАЙЦЕВА 05 Ноября 2013 PDF Печать E-mail

Смоленские губернские ведомости. Продавец всегда не прав

Как корреспондент «ВЕДОМОСТЕЙ» работала в супермаркете

Совсем неудивительно, что для многих сфера торговли ассоциируется с обманом - практически каждого человека хотя бы раз обвешивали в магазине или на рынке, недодавали сдачу. А как легко мы «ведёмся» на уговоры специалистов сетевого маркетинга приобрести ненужную продукцию порой на десятки тысяч рублей?!

Но от обмана страдают и сами продавцы, когда условия, обещанные им при приеме на работу, оказываются ложными. То есть договариваются они на одну зарплату, а в конце месяца получают сумму, с ней не соразмерную из-за ранее не оговоренной системы вычетов и штрафов. А чего стоит восьмиминутный «бесплатный обед», приготовленный из продуктов с истекшим сроком годности, а оскорбления и прилюдные унижения со стороны администрации магазина, службы охраны, коллег-продавцов!

С дешевой рабочей силой особо не церемонятся: списывают на нее испорченную продукцию (убытки), чего работодатели не имеют права делать, штрафуют за опоздание, за не понравившиеся слова. Могут в наглую проверить сумку, могут при увольнении полгода удерживать зарплату, а при ее выдаче не включить в расчет несколько отработанных смен.

Конечно, это характерно не для всех торговых точек. Но есть и такие. Поэтому хочу поделиться личным опытом работы продавцом в одном супермаркете Смоленска…

Просуществовал этот супермаркет (вернее, сеть супермаркетов) недолго - менее пяти лет, затем он то ли закрылся из-за банкротства, то ли просто сменил вывеску. Название у него было теплое, приятное на слух. Оно подразумевало, что покупатели должны чувствовать себя там уютно. Но едва ли кто ощутил эту самую домашнюю теплоту.

Вспоминаю день открытия, когда администрация супермаркета не удосужилась объяснить посетителям, что этот день - презентация, кассы не работают, и обслуживание не производится. Объяснение последовало в момент, когда у касс собрались очереди: десяткам разочарованных гражданам пришлось вернуть выбранный товар.

Итак, работу я искала, акцентируя внимание не на должности, а на зарплате. Месяц бегала по собеседованиям, хорошего дохода не предлагали. Единственной организацией, пообещавшей более-менее приличные деньги, был супермаркет. Условия, расписанные администратором Натальей, устраивали. График продавца - два дня через два, по 12 часов в сутки. Что я должна была делать - стоять у своего отдела (на мне была бакалея), время от времени пополняя пустеющие полки товаром.

Штат работников полностью укомплектован не был, поэтому начальство «временно» установило такой график: два дня с 8 часов утра до 8 вечера, два дня с 8 часов вечера до 8 утра, два выходных. В день открытия генеральный директор попросил смену задержаться. На два часа. Разумеется, это дополнительное время после нам не оплатили. Домой я вернулась в час ночи, на такси. За свои деньги. Через неделю узнала, что первые три смены тоже не оплачиваются, а обещанную зарплату в полном объеме я получу только после испытательного срока: после первого месяца работы с меня вычтут 30%, после второго - 20% и так далее.

Работала я без продыху. У своего отдела практически не стояла - бегала на склад за товаром, который на полках буквально таял, за что администратор и старший продавец меня отчитывали: ты, мол, на складе прячешься, чтобы не работать! Да директора (генеральный, исполнительный, номинальный) в моменты моего отсутствия, как назло, проходили мимо бакалеи и, не видя меня на месте, выказывали недовольство. С другой стороны, меня отчитывали за пустые полки - это когда я переставала бегать на склад, чтобы не давать повода для обвинения в отлынивании от работы. Другим девчонкам тоже сладко не было, особенно тем, кто стоял у холодильников: все они отморозили себе придатки.

Безопасность труда не соблюдалась. Очень долго на складе не было лестницы, за продукцией я лазала по трехметровым полкам, как обезьяна, рискуя свалиться. Пол на складе между рядами был выкрашен ядреной краской, упрямо не желавшей сохнуть месяц; товар частенько падал на него, приходя в негодность. В проходах между рядами стояли коробки и мешки, приходилось через них перешагивать; один товар лежал на другом, упаковка мялась, рвалась, банки разбивались, в этом администрация винила продавцов. Однажды я, неся тяжелую коробку, задела ногой бутылку с газированной водой «Колокольчик». Зазвенел колокольчик, разбился. Охранник Паша злорадно ухмыльнулся, сообщив мне о своем намерении «настучать» администратору. Убыток списали на меня, хотя по закону виноват был работодатель, не организовавший надлежащих условий труда. Но закон здесь не имел авторитета. Поэтому когда я в следующий раз разбила банку с кетчупом, я в этом никому не призналась, а тихонько скрыла следы преступления.

Да, стоит отметить, что в качестве рабочей формы продавцам выдали безразмерные желтые футболки, грязнились они каждую смену, а постирать их возможности не было, ведь работали мы по четыре дня подряд по 12 часов! Да и пятна от краски, в которую мы вымазывались на складе, не отстирывались.

12-13 часов подряд на ногах вытерпеть было неимоверно сложно. Присесть негде. В туалет сходить страшно - под неусыпным взором охраны и старших по должности. Обед нам не полагался. Все время хотелось есть. Через неделю после моего прихода у руководства наконец-таки проснулась совесть, и нас стали «бесплатно» кормить (позже выяснилось, что стоимость обедов вычитывалась из зарплаты). Пищу готовили из продуктов с истекающим или истекшим сроком годности. Походы на кухню (строго по расписанию) сопровождались склоками: более трех продавцов за стол не пускали. Однажды я, голодная и поэтому злая, воспротивилась уйти, когда старший продавец прогоняла меня с кухни, в которой я находилась всего пять минут. Тогда эта девушка с криком вырвала у меня из рук чашку со сливками и выплеснула в раковину: «Хватит жрать, иди работать!» Мстить я ей не стала - понимала, что до такого состояния ее довел страх потерять работу.

Рабочая атмосфера была пронизана сплетнями и наговорами. С ужасом наблюдала я за тем, как продавцы - молодые девочки, подвергавшиеся прессингу и неуважению со стороны руководства, сами становились сволочами и грызлись друг с другом, как будто варились не в одном котле… Чувство товарищества и взаимопомощи здесь отсутствовало напрочь. Каждый был сам за себя. А когда кто-либо отступал от этого правила и помогал коллеге, на недолгое время покидая свой отдел, другие тут же жаловались на него администрации. И виновник получал выговор. Мне и моей соседке Кате, которая стояла за чайно-кофейно-конфетным отделом, такие выговоры доставались каждую смену.

А как всех запугивали охранники! Особо изощренно измывался над нами долговязый начальник службы охраны Лёша, пытавшийся выслужиться перед начальством в качестве стукача. Вместе с напарником Пашей он с непонятным мне рвением копался в дамских сумочках по окончании смен - проверял, не украл ли кто чего. В последний день работы я не позволила рыться в сумке, так ее выхватили у меня из рук! А далее последовала отвратительная сцена: страх потерявший Лёша залез в мою сумку и вытащил оттуда журналы и книгу. «Откуда? Ты пришла сюда без книжек! Администратора сюда! Воришка у нас тут завелся!» - заверещал он. На «воровку» прибежало поглазеть полмагазина! Администраторы (аж с двух смен) убедились, что журналы старые, непродажные, а штрих-код книги (христианской), на которой было написано: «Эта книга - подарок, продаже не подлежит», все же проверили по компьютеру: но и тут облом, - не числилась она в списке. Извинений в мой адрес не последовало.

Что касается трудового договора, то в первый же день я стала требовать его оформления. Секретарь Анна постоянно просила «подождать». Я настаивала. Недели через 2 - 2,5 после первой моей просьбы она дала мне второй лист договора, где нужно было расписаться. Прочитать я его не успела, так как Аня куда-то спешила и очень меня торопила, я рассмотрела только фразу о расчете зарплаты: одна рабочая смена расценивалась в 40 рублей, а не в 450, как обещали. Я удивленно спросила, что значит эта цифра, секретарь ограничилась приказом: «Подписывай». Мне было жалко потраченного труда, и я поставила подпись. Позднее коллеги объяснили, что меньшие суммы в договоре указывают специально, чтобы платить меньше налогов. Копию договора на руки я не получила, поэтому снова стала качать права. Секретарь гневно спросила, для чего мне это нужно. Я, что, им не доверяю? Мои доводы о том, что я имею на это законное право, она обозвала детским лепетом, а мои страхи, что мне не отдадут зарплату, назвала необоснованными.

Я не дождалась аванса и «нормального» графика - день, ночь, два выходных. Не осталось никаких сил. Уволилась по собственному желанию в первой половине августа. Кадровик вернула чистую трудовую книжку, мотивировав отсутствие записи так: «На твою карьеру никак не повлияет месяц работы в магазине! Тем более на тебя много списано порченой продукции! Директор зол на тебя, он рвет и мечет, хочет тебя уволить как не прошедшую испытательный срок! А мы за тебя заступились!»

За расчетом мне сказали прийти через два месяца - 21 сентября, такие в супермаркете были правила. И что оказалось… Месяц каторжной, неженской работы оценили в 1300 рублей! Две недели я пыталась добиться ответа, как производился расчет - звонила, приходила, приставала к бухгалтеру, секретарю, но все меня упрямо игнорировали!

Однажды застала на месте гендиректора. Я объяснила ситуацию и спросила: «Что же мне делать, чтобы получить свои деньги?» На что он холодно ответил: «Мои консультации как юриста стоят очень дорого, вы готовы их оплатить?» Я смущенно топталась у порога, чувствуя себя нищенкой, которая пришла к богатым людям клянчить денег на хлеб… Огляделась - офисные служаки пили ароматный кофе, заедая его рассыпчатым печеньем и дорогими шоколадными конфетами… Набравшись храбрости, я снова обратилась к черствому мужику, пригрозив подать на него в суд. Тот посмотрел на меня исподлобья, помолчал с минуту и попросил кадровичку разобрать мой вопрос. Вот что выяснилось: 1300 рублей - это моя зарплата за август, а накладные за июль, 1600 рублей, из головного офиса, располагавшегося в… одном из райцентров Смоленской области, не выслали по неизвестной причине. Расчет произвели по новому графику, которого я не дождалась, не включив в него четыре смены. Также с меня высчитали приличную сумму за «бесплатные» обеды и за что-то еще. Кадровичка перепоручила меня секретарю Наталье (куда делась Аня, не знаю). Прошло две, три недели… два месяца. Я периодически названивала в супермаркет, но, едва услышав мое имя, сотрудники бросали трубку или говорили, что секретарь на больничном.

А однажды они позвонили мне сами и попросили срочно приехать, чтобы написать очередное заявление на имя директора: «Прошу выдать мне депонированную зарплату за июль». Ответ обязались дать в течение трех дней. Прошло три недели. Месяц, два. Секретарь Наталья исчезла. Ее коллеги заявили, что такая у них никогда не работала, я, мол, чего-то напутала. Нервы мои не выдержали, и я обратилась за помощью в администрацию города, в отдел по работе с нерадивыми предпринимателями. И произошло чудо: «потерянные» 1600 рублей нашлись и были вручены мне! В январе следующего года. Итого я получила 2900 рублей…

***

Может быть, в других супермаркетах и магазинах продавцы и не претерпевают таких унижений. Но если бы это было так, то, наверное, в них не наблюдалась бы текучка кадров.



Добавить комментарий


Защитный код
Обновить