Тема дня

Мать погибшего смоленского учителя обратилась за помощью к Жириновскому

Автор: Артем НОВИКОВ 26 Августа 2015 PDF Печать E-mail

Смоленские губернские ведомости. Мать погибшего смоленского учителя обратилась за помощью к Жириновскому

Эмма Соловьева просит известного российского политика помочь восстановить справедливость и, чтобы человек, причинивший смерть её сыну, ответил по закону

Как рассказала «ВЕДОМОСТЯМ» Эмма Соловьева, «23 июля суд апелляционной инстанции оставил в силе решение суда Промышленного района, но я считаю что прекращение дела на стадии предварительного слушания в связи с актом амнистии было преждевременным, и, посоветовавшись с защитником, и по рекомендации депутата Государственной Думы Старовойтова А.С., с которым познакомилась на передаче «Пусть говорят», обратилась за помощью к руководителю партии ЛДПР,- Жириновскому В.В.»

«Уважаемый Владимир Вольфович!

12 октября 2014, г. Смоленск облетела страшная новость,- водитель и пассажир автомобиля беспричинно набросились на пешеходов на придомовой территории, в результате полученных травм, от ударов головой в нос и кулаком в висок, один из пешеходов осел на асфальт и через несколько секунд умер. Преступники после нападения сели в автомобиль и уехали. Видео нападения http://www.youtube.com/watch?v=AN9yOB_shBQ...eature=youtu.be

Поздним вечером того же дня нападавшие были задержаны на АЗС экипажем ДПС. Задержанными оказались - 18-летний А.И. Стригин (ранее судимый по ст. 158 УК РФ, ст. 166 УК РФ). Его подельник - 20-летний А.А. Елисеев (ранее дважды судимый по ст. 228).

Погибшим оказался Михаил Соловьев, 25-летний учитель информатики одной из школ города. Его друг, бывший рядом в момент нападения, не пострадал. Несмотря на тяжесть преступления, и умышленные и беспричинные преступные действия нападавших, следствие квалифицировало преступление, как неосторожное.

Этот факт вызвал большой общественный резонанс. В ноябре 2014 года о преступлении было рассказано на передаче Первого канала «Пусть говорят». Ваш соратник,- депутат Государственной Думы РФ Старовойтов Александр Сергеевич, присутствовавший на этой передаче, также был искренне шокирован дерзостью умышленного, тяжкого преступления, и трагичностью наступивших последствий.

3 июня 2015 года в зале суда Промышленного района г. Смоленска, убивший Михаила преступник, был отпущен по амнистии к 70-летию Победы (что выглядит особенно цинично), уголовное дело против него прекращено.

Наталкиваясь на стену равнодушия, я не понимаю:

1) Почему суд не поступил так, как этого требует закон, а именно, предоставить предусмотренное ст. 240 УПК РФ право участия в непосредственном исследовании доказательств. Дав возможность защитнику потерпевшей, заявить суду ходатайство о допросах экспертов для разъяснения их заключения.

2) Почему судом нарушено предусмотренное ст. 244 УПК РФ требование о равенстве сторон на представление доказательств, участие в их исследовании, выступление в судебных прениях.

3) Почему, вследствие вышеуказанных нарушений, - не достигнуто установленное ст. 6 УПК РФ назначение уголовного судопроизводства, состоящее в защите прав и свобод лиц, потерпевших от преступлений и в назначении справедливого наказания виновному лицу.

Общественность города Смоленска, также в шоке от такого поворота в деле. Теперь убийца, имеющий отрицательную характеристику по месту проживания, поскольку злоупотребляет спиртными напитками, не учится и не работает, - гуляет на свободе, а хороший человек, молодой учитель, единственный сын, убит безнаказанно.

Считаю, что при расследовании уголовного дела №45099 в отношении Стригина А.И. следователями СУ СК России по Смоленской области Исаковым Р.В. и Пакушем В.А. допущены следующие нарушения уголовно-процессуального законодательства:

1.При назначении и проведении первой экспертизы трупа Соловьева М.Г.:

- следователем Исаковым Р.В. перед экспертом не был поставлен исчерпывающий перечень вопросов для установления количества нанесенных ударов и полного описания имеющихся повреждений.

- судебно-медицинский эксперт Ищенко А.И. исследование провел неполно, в частности, не описал состояние решетчатой кости, которая находится сразу же за носовыми костями и в которой сосредоточены нервные окончания, влияющие на жизненно важные функции организма, и которая при смещении могла воздействовать на сосуды головного мозга, в том числе, привести к их повреждению.

Эти нарушения могли послужить причиной неправильного определения причины смерти, не выявления причинной связи между повреждениями и наступившей смертью.

2. При проведении повторной судебно-медицинской экспертизы экспертами Глазуновым А.Г., Сахаровым А.И., Богомоловой Д.В. не исключено нанесение Стригиным Соловьеву двух ударов. Указывается, что удары явились фактором, спровоцировавшим разрыв сосуда головного мозга. Однако указывается также, что провоцирующими факторами разрыва сосуда явились алкогольное опьянение и состояние стресса. О стрессовом состоянии потерпевшего могло бы свидетельствовать повышенное содержание в крови адреналина. Однако анализ на уровень этого гормона в крови потерпевшего не проводился. Выводы о стрессовом состоянии не подтверждены исследованиями, они являются голословными.

3. При назначении судебно-медицинской экспертизы в отношении подозреваемого Стригина А.И. допущено существенное нарушение, выразившееся в том, что экспертиза для выявления у него телесных повреждений, характера и механизма их образования была назначена спустя две недели после расследуемого события. То есть, уже после того, как повреждения, которые могли образоваться у него на голове вследствие нанесения удара головой в голову Соловьеву, изгладились.

4. Следователем неправильно квалифицированы действия Стригина А.И. как неосторожное преступление, поскольку это противоречит положениям ст. 24-28 УК РФ, определяющих формы вины, отношение лица к своим действиям и их последствиям.

Стригин А.И. совершал насильственные действия умышленно, желал (или сознательно допускал) наступление преступного результата в виде телесных повреждений. Причиненные телесные повреждения стали фактором, спровоцировавшим разрыв сосуда головного мозга. Следовательно, действия Стригина А.И. должны быть квалифицированы как умышленное преступление.

5. В обвинительном заключении протокол явки с повинной Стригина А.И. оценен следователем как смягчающее вину обстоятельство.

Однако материалами уголовного дела установлено, что после применения насилия к Соловьеву М.Г. Стригин А.И. с места преступления скрылся. Личный состав органов внутренних дел был ориентирован на обнаружение и задержание Стригина как подозреваемого в убийстве. Только через несколько часов Стригин был обнаружен и задержан сотрудниками ДПС и доставлен к следователю.

Таким образом, протокол явки с повинной не свидетельствует о раскаянии Стригина, его стремлении содействовать в расследовании преступления. Следовательно, явка с повинной не может учитываться как смягчающее обстоятельство.

6. При проведении следственного эксперимента с участием свидетеля Шкредова О.В. следователем Исаковым Р.В. было допущено следующее нарушение. Следственный эксперимент был проведен в октябре 2014 года. Протокол следственного эксперимента предоставлен свидетелю для ознакомления и подписания лишь в апреле 2015 г., причем без остальных участников этого следственного действия.

7. Следователем Пакушевым В.А. было необоснованно отклонено ходатайство о проведении допросов судебно-медицинских экспертов Глазунова А.Г., Сахарова А.И., Богомолова Д.В. в порядке ст. 205 УПК РФ. Вместо допросов этих лиц, в целях разъяснения заключения повторной судебно-медицинской экспертизы был допрошен эксперт Ищенко А.И., проводивший первичную экспертизу. Согласно ст.205 УПК РФ эксперт Ищенко А.И. не мог и не правомочен был разъяснять заключение экспертизы, проведенной другими экспертами, поскольку данная статья предусматривает допросы в целях уточнения и разъяснения заключения именно экспертов, проводивших экспертизу, а не какого-либо иного специалиста в области судебно-медицинской экспертизы

8. Следователем Пакушевым В.А. я неоднократно приглашалась для участия в процессуальных действиях по телефону. Телефонные звонки поступали ночью, после 22 часов. Я расцениваю такое поведение следователя как недозволенное психологическое воздействие на меня как потерпевшую.

Я убеждена, что перечисленные выше нарушения привели к необъективному и неполному расследованию, к неправильной юридической оценке и квалификации действий Стригина А.И., что позволило ему остаться безнаказанным, совершив столь тяжкое преступление против жизни.

В связи с этим убедительно прошу Вас, Владимир Вольфович, обратиться к руководству ФГБУ «Российский центр судебно-медицинской экспертизы» Минздрава России (125284, г. Москва, ул. Поликарпова, д. 12/13) с тем, чтобы указанным экспертным учреждением были истребованы в Бюро судебно-медицинской экспертизы Смоленской области и в Федеральном медико-биологическом агентстве (ФМБА России) – ул. Гамалеи, д. 17-а, г. Москва, 123098, заключения первичной и повторной комиссионной судебно-медицинских экспертиз погибшего Соловьева М.Г. на предмет полноты проведенных исследований и их соответствия требованиям Инструкции по организации и производству экспертных исследований в бюро судебно-медицинской экспертизы, утвержденной приказом Минздрава России от 24.04.2003 н. №161.

Также прошу обратиться в Генеральную прокуратуру России с запросом, поставив вопрос об изучении уголовного дела и судебных актов и принесении надзорного представления в целях пересмотра незаконных судебных актов».



Добавить комментарий


Защитный код
Обновить